Интернет вещей

Что же представляет из себя это понятие. многие крупные Мировые игроки называют это по разному: к примеру, Microsoft использует выражение «Internet of Your Things» — «Интернет ваших вещей». Однако в деловой коммуникации это окрестили М2М — «machine-to-machine» (связь между машинами). Компаниям Cisco и Qualcomm применяют «Internet of Everything» — «Интернет всего подряд». Другие пользуются такими конструкциями, как «Internet of Objects» — «Интернет объектов» либо «Internet of Smart Objects» — «Интернет умных объектов». Кстати, наиболее общепринятое словосочетание, характеризующее новую область бизнеса — «Internet of Things» придумал вовсе не айтишник: сетевые источники приписывают его генеральному директору корпорации Procter & Gamble, который при помощи острого словца попытался встряхнуть унылую массу менеджеров среднего звена на бизнес-встрече в Цинцинатти в 99-м году прошлого века.

 

Как же расшифровать это понятие для простого пользователя? да очень просто: в теории все что нас окружает может иметь связь с интернетом, от простой ручки, до элементов одежды и домашнего обихода. Это немного более расширенная версия "умного дома", который с одной стороны по идее должен завязать все возможные части дома в общую сеть, чтобы можно было смотреть, управлять и проверять всем скажем со смартфона, а по факту управлять можно только некоторыми частями: smart телевизором, IP видеокамерой, термостатом, сплит-системой, развлекательным центром и т.п., об управлении кофеваркой, холодильником, печкой, водой, медицинскими приборами и подобными вещами речи пока не идет.

Некоторые утверждают, что эпоха IoT уже наступила. К примеру, существует альянс компаний-производителей под говорящим названием «IP for Smart Objects» — Альянс за продвижение интеллектуальных объектов на базе Интернет-протокола. Эта организация продвигает «подключенные» замки, осветительные приборы, домашние системы энергосбережения и другие подобные техсредства и решения. В принципе, подобные вещи и их комбинации предоставляют пользователям определённые (и весьма ценные) возможности. А компании, которые успешно продают такого рода решения, получают преимущество в конкурентной гонке.

Компании, вовлечённые в рынок домашней автоматики, активно финансируют периодические исследования потребительской массы. По данным опроса, проведённого GfK Custom Research в интересах поставщика решений домашней автоматики средней и высшей ценовой категории Savant Systems, более половины американцев убеждены в том, что в течение десятилетия «умный дом» станет совершенно привычным атрибутом жизни. И почти четверть думает, что ситуация станет таковой уже в ближайшие пять лет. При этом наиболее ценными качествами приобретаемых пользователями решений пользователи считают простоту в управлении (69%) и удобство в эксплуатации (58%). А главными мотивирующими факторами к приобретению систем являются экономия затрат (41%) и обеспечение безопасности 35%).По сути, Интернет вещей является множеством подключенных к сети Интернет устройств, каждое из которых имеет уникальный IP-адрес. Предполагается, что объекты, приборы, системы и сервисы будут коммуницировать между собой по определённому набору протоколов, доменов и в рамках различных приложений. Соответственно, сами Интернет-объекты будут способны улавливать физические характеристики, оцифровывать и, возможно, анализировать их; кроме этого, приборы будут способны к общению между собой, а также к выполнению определённых физических действий. И этому будут способствовать встроенные средства машинного интеллекта, многоканальные интерфейсы (голосовой, визуальный, воспринимающий жесты и т.п.) и даже физические либо виртуальные идентичности, какими наделяли когда-то фантасты роботов-андроидов.А дальше в общем-то начинается «тёмный лес». Попытки создать общеприемлемые стандарты даже в перспективе ажиотажного спроса на рынке остаются пока ещё лишь на бумаге. Сколько бы ни надрывался уже упоминавшийся альянс IPSO в попытках выработать единые подходы и правила, похоже, хаос в данной области с годами только лишь нарастает. Открытые стандарты взаимодействия Интернет-объектов — цель благородная, однако достичь её в ближайшем будущем проблематично. А в условиях начинающегося бума IoT инициатива может быть «затоптана». Тем не менее, альянс рассчитывает уже в ближайшем будущем выйти к отраслевой общественности с двумя документами. В одном из них будет описан простой набор интеллектуальных объектов, на базе которых будет строиться коммуникация между приборами, имеющими отношение к энергосбережению, автоматизации жилища и охранным системам. Второй документ будет содержать описание основы архитектурного построения приложений, основанных на межмашинной (М2М-) коммуникации и использовании Интернет-вещей. Такая структура позволит уйти от необходимости введения каких-то специальных протоколов для обеспечения общения устройств друг с другом — по меткому замечанию одного из функционеров альянса, «избежать очередного изобретения велосипеда».

Однако на пути IoT-бума есть проблема и посерьёзнее, чем общие правила коммуникации устройств. Есть в Интернет-протоколе IPv4 один «врождённый дефект», проявившийся спустя сорок с лишним лет после его появления на свет. Теоретическое общее количество Интернет-адресов в данной системе не может превышать 4 294 967 296 — а этого заведомо недостаточно, чтобы справиться с появлением ожидаемого количества Интернет-предметов.

В новой версии протокола IPv6, официально появившейся в 2006 году, не только снято ограничение, но и специфицирован новый формат пакета данных для минимизации времени обработки заголовка пакета маршрутизаторами. Представьте пакет в виде письма — заголовок является конвертом, а данные — его содержимым. В связи с тем, что формы конвертов в протоколах IPv4 и IPv6 существенно различаются, они являются несовместимыми между собой. Поэтому, если при производстве Интернет-вещей сделать ставку на протокол IPv6, то в течение переходного периода, который продлится неизвестное время, сетевым операторам придётся поддерживать два протокола одновременно. Технически это сделать не так уж сложно, и вся сложность состоит в том, чтобы убедить сообщество в необходимости такой меры. Причём убедить всю технологическую цепочку — чтобы протокол был внедрён производителями сетевого оборудования, провайдерми передачи данных и доступа в сеть Интернет, а также поставщиками контента и вендорами оконечных (клиентских) устройств.

В настоящий момент переход на IPv6 происходит в вялотекущем режиме — в середине 2014 года трафик на этом протоколе составил лишь 4% от общесетевого. Всё дело, видимо, в провайдерах. В частности, в Северной Америке, где сосредоточено порядка 70% мирового массива адресов IPv4, провайдеры в основной массе прижимисты и не торопятся инвестировать средства в новое оборудование, пока из старого не начнёт валить дым. Исключение составляет разве что корпорация Comcast и ещё несколько поставщиков услуг доступа, уже на протяжении ряда лет поддерживающие IPv6 во всей технологической цепи.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Поскольку тренд IoT напрямую ведёт нас к появлению высокоавтоматизированных либо полностью автоматических решений управления, любые дыры в сетевой защите устройств могут привести к печальным последствиям. Уровень печали здесь зависит от важности конкретного приложения, а конечный пользователь может и вовсе не узнать о том, что управление системой перехвачено либо выведено из строя злоумышленниками. В середине 2014 года корпорация HP опубликовала результаты исследования, согласно которым около 70 процентов пользователей Интернет-вещей пренебрегают элементарными мерами предосторожности, включая парольную защиту, шифрование данных и организацию многоуровневого доступа пользователей к данным и устройствам.

Если верить в будущее затеи с IoT, то здесь предстоит основательно поработать специалистам. Причём адекватную защиту устройств необходимо предусмотреть на конструктивном уровне, точнее, уже в состоянии поставки. Если юзеру «хакнут» устройство, и он понесёт серьёзные потери, такой пользователь навсегда разочаруется в Интернет-вещах и убедит всех друзей и знакомых, что это опасная и в общем-то ненужная игрушка. Дело в том, что утечка данных из Интернет-вещей может коснуться не только регистрируемых ими параметров окружающей среды, но и персональных данных пользователей, включая пароли на доступ к домашним системам и провайдерским сервисам. Поскольку часть Интернет-устройств несёт исполнительные функции, перехват управления ими может привести к серьёзному моральному и физическому ущербу.

Собственно говоря, адекватная защита устройств выгодна и производителям — сегодня клонирование конструктивно удачных приборов и продукции именитых брэндов стало весьма распространённой практикой. И здесь, судя по всему, единственным выходом является внедрение шифрования данных с соответствующими мерами аппаратного характера. К примеру, продвинутые поставщики криптографических решений настоятельно рекомендуют надёжное экранирование электронных блоков, осуществляющих непосредственные операции шифрования, а также обязательную установку датчиков вмешательства в работу устройств.

Целый ряд разновидностей Интернет-вещей работает с персональными данными пользователей, осуществляя обмен информацией с облачными сервисами. В числе таких гаджетов — наручные часы, браслеты с функциями фитнес-трекера и т.п. Судя по результатам опросов населения США, американцы в общей массе давно уже утратили веру в то, что они самостоятельно контролируют свои персональные данные. Исследовательский центр Pew сообщает, что недоверие распространяется как на обычные каналы Интернет-общения, так и на организации, оперирующие персональными данными — включая правительственные и корпоративные структуры. Вот некоторые цифры:

  • 91% взрослых американцев отметили «согласен» и «абсолютно согласен» в пункте анкеты, где содержится утверждение о том, что пользователи утратили контроль над тем, как сторонние организации обращаются с их персональными данными.

  • 88% взрослых «согласны» и «абсолютно согласны» с тем, что удаление неточной персональной информации о них из онлайновых источников крайне затруднительно.

  • 80% пользователей социальных сетей озабочены тем, что сторонние рекламодатели и представители коммерческих структур имеют доступ к информации, выкладываемой ими на веб-ресурсы.

  • 70% пользователей соцсетей как минимум в курсе того, что правительственные структуры без их ведома регулярно обращаются к информации, выкладываемой на веб-ресурсы социальных сетей.

Тем не менее, выражая озабоченность тем, что правительство суёт нос в содержание их собственных постов в соцсетях, американцы считают, что собирать информацию по другим гражданам следует более активно:

  • 80% взрослого населения «согласны» и «абсолютно согласны» с тем, что американцам следует обратить внимание на то, что правительственные агентства ведут мониторинг телефонных разговоров и Интернет-общения. 18 процентов с этим «не согласны» и «абсолютно не согласны».

  • 64% опрошенных считают, что правительство должно прилагать больше усилий для того, чтобы обуздать натиск рекламодателей, в то время как 34 процента считают, что уже принимаемых на сегодняшний день мер достаточно.

  • 36% американцев «согласны» и «абсолютно согласны» с утверждением: «То, что онлайновое общение кем-то контролируется, представляет собой пользу для общества».

Похоже, что озабоченность населения защитой персональных данных несколько преувеличена. По крайней мере, если она и присутствует, то не в той мере, чтобы помешать нашествию Интернет-вещей.

 

Количество подключенных ко Всемирной Сети предметов к концу 2020 года может достигнуть 212 миллиардов. А не случится ли «большой сетевой затык», если все эти холодильники, охранные датчики и умные часы примутся в одночасье генерировать трафик? В настоящее время примерно 16 процентов общемирового сетевого трафика приходится на бытовые устройства. При этом большинство Интернет-вещей, как правило, связывается с сетью лишь время от времени — чтобы передать небольшие порции информации, скажем, о результатах планового замера температуры воздуха в помещении либо о срабатывании тревожного датчика на двери. Поэтому о возможном переполнении сетевых каналов связи из-за одного лишь бума IoT говорить, пожалуй, рановато.

 

Пока мир Интернет-вещей всё ещё находится на перепутье, информационной неразберихой вокруг IoT вовсю пользуются в рыночных целях компании разного масштаба и профиля. Возникают и альянсы, декларирующие идеи унификации и стандартизации и при этом под видом упорядочения предмета стремящиеся застолбить за своими участниками определённые сектора зарождающегося рынка. К примеру, президент альянса Thread, продвигающего одноимённый протокол общения Интернет-вещей по беспроводным сетям, параллельно является менеджером по маркетингу продуктов дочерней по отношению к Google компании Nest.


Источник:http://www.secfocus.ru/articles/21440.htm#ixzz3U9rPh1JD
Security Focus

Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что в ближайшем будущем обязательно возникнет  рынок так называемого интернета вещей, но насколько стремительно он будет развиваться и сколько элементов в нашей повседневной жизни задействует, пока под вопросом. Однозначно и общественность этого желает, развитие и коммуникации в том числе с видеонаблюдением становятся обыденной и удобной частью нашей жизни.

Наши сайты:

Мы в соцсетях:

© 2020 «КРИМТЕХТРЕЙД».